Close

Николай Корнилиевич Бодаревский

Время чтения: 1 м

Бодаревский Николай КорнилиевичНиколай Корнилиевич Бодаревский родился 24 ноября 1850 года в Одессе. Николай Корнилиевич был родом из дворянской семьи. По версии самого художника, он являлся потомком рода молдавских господарей Чегодар-Бодарескул. Однако, принято считать, что Бодаревские были польского происхождения. Хотя, в Польшу они действительно попали из Бессарабии. В Одессе родители Бодаревского владели доходными домами. Отец служил чиновником, и на момент рождения сына, носил чин титулярного советника.

Родители всячески развивали интерес сына к живописи и, когда мальчик стал проявлять способности, отдали его в рисовальную школу Общества поощрения изящных искусств. В 1868 году Николай Бодаревский уехал в Петербург и поступил в Императорскую Академию художеств. Учился в классе исторической живописи П. М. Шамшина,
Т. А. Неффа, В. П. Верещагина. Все время обучения преподаватели считали его одним из лучших учеников. В 1871 году, Николай получил четыре серебряные медали: две малые и две большие медали Академии «За успех в рисовании», в 1873 две малые золотые за картину «Давид играет на гуслях перед Саулом».

В 1875 году Бодаревскому Академией присвоено звание классного художника 1-й степени за картину «Апостол Павел объясняет догматы веры перед царём Агриппой».

В 1881 году он выставил на академической выставке картины: «Преставление св. Николая» и «Перенесение мощей св. Николая в Бари».

С 1884 года он участвует в выставках Товарищества передвижных выставок, ежегодно экспонируя портреты и бытовые картины. И по характеру реалистической живописи, и по жанровым приоритетам его можно отнести к «поздним» передвижникам, художникам, разрабатывающим традиционные темы и сюжеты передвижников, но без прежней широты социального обобщения и эмоционального накала.
Так, «Портрет девочки», находящийся в Саратовском государственном художественном музее имени А.Н. Радищева, представляет образ девочки не аристократического сословия, из мещанской или интеллигентской среды.
Единственное украшение костюма – белый воротник с кружевом, из которого выглядывает тонкая подростковая шея. Волосы на прямой пробор зачесаны за уши. На бледном худом лице выделяются большие карие глаза, которые внимательно смотрят на зрителя. Портрет привлекает обыденностью и вместе с тем глубиной созданного образа. То же можно сказать и о пейзаже «Спасское-Лутовиново. Имение И.С.Тургенева». Красота выявленного пейзажного мотива традиционна для средней русской полосы. Уходящая вдаль линия горизонта. Вдали виднеются постройки имения. Ближе к зрителю, справа — сжатое поле и на переднем плане — темный луг с цветами. Пейзаж хорош, узнаваем и одновременно похож на многие другие ландшафтной живописи второй половины XIX века, когда традиции отечественного пейзажа уже сформировались и устоялись. В Государственном Русском музее экспонируются картина Бодаревского «Свадьба в Малороссии», в Третьяковской галерее – «Рыбак».

В 1889 году директор и главный вдохновитель строительства Большого зала Московской государственной консерватории Василий Ильич Сафонов лично заказал у академика живописи Бодаревского четырнадцать портретов выдающихся композиторов, для украшения Большого концертного зала на 1700 мест. К открытию Большого зала в марте 1901 года, картины были закончены Бодаревским и установлены на свои места. Овальные лепные рамы к картинам были исполнены А. А. Аладьиным. В 1953 году портреты Мендельсона, Гайдна, Глюка и Генделя были сняты и заменены на портреты Римского-Корсакова, Мусоргского,  Даргомыжского и Шопена работы художников М. А. Суздальцева и Н. П. Мещанинова.

В 1999 году портреты Мендельсона и Гайднабыли случайно обнаружены комендантом Большого зала консерватории. Картины были отреставрированы и установлены у центрального входа в партер. В 2008 году под портретами установлены мраморные доски. Местонахождение портретов Глюка и Генделя работы Бодаревского неизвестно.

Когда к передвижникам влилась новая струя из Московского общества художников — Бялыницкий-Бируля, Жуковский, Петровичев, Туржанский и другие, за которых, к слову сказать, самым ярым ходатаем был Репин, — для новых пришельцев явился совершенно недопустимым Бодаревский. Мало кто теперь помнит этого ужасного художника, специализировавшегося на женских портретах и являвшегося воплощением пошлости. Все его красавицы точно сошли с конфетных или папиросных коробок, только в увеличенном виде. Но он был старым членом Товарищества передвижников, и отделаться от него было трудно. Однако его картины, большие, яркие и крикливые, портили всю физиономию выставки. Большая часть художников обратилась к Репину как к наиболее чтимому и авторитетному члену общества с просьбой очистить выставку от Бодаревского. Репин огорчился.

— О, о, о… нельзя же… как-то нужно… по-товарищески… Да бог с ним — пусть висит!

Художники замолчали. На другой день назначен был обход — еще до вернисажа. Репин пришел. Выставка была очень удачна. Репин ходил от картины к картине, но все беспокойно возвращался к полотну Бодаревского, словно его тянуло. Вдруг не выдержал, подошел к Бодаревскому и, дернув его за рукав, умоляющим тоном воскликнул:

— Николай Корнилиевич! Уберите, не сердитесь, уберите… Портит все… и портит вам! Так и заставил его убрать картину.

Наиболее благожелательный отзыв оставила о художнике Вера Третьякова (Зилоти), дочь основателя знаменитой галереи:

«Вспоминая о Николае Корнилиевиче Бодаревском через целое полустолетие, перевидав за мою долгую жизнь бесчисленное множество людей разных типов и национальностей, должна сказать, что не встречала человека «объективно» более красивого по чистоте линий и тонкости раскраски его скульптурного облика. Он был высок ростом, движения его были пластичны. Борода и волнистые волосы, зачесанные назад, были русые, с золотистым оттенком, черты лица правильны, нос, в профиль чуть-чуть срезанный вверх, не был лишен оригинальности; глаза светло-карие, тоже золотистого оттенка, были своеобразного разреза, цвет лица светло-терракотово-золотистый. Все былo в гармонии. Не было ни слащавости, ни банальности. Легко было его себе представить рыцарем, в латах, из какой-нибудь средневековой легенды. Чувствовалось в нем глубокое сознание неотразимости своей красоты. Он брал ее как неотъемлемое и само собой понятное, а потому держал себя скромно. Одевался со вкусом, в гармонии со своей внешностью, все казалось сросшимся с ним самим».

В 1908 году художнику присвоено звание академика Императорской Академии художеств.

Бодаревский скончался в 1921 году и был похоронен на первом (старом) городском кладбище Одессы. Могила художника не сохранилась. В 1934 году кладбище было закрыто, а в 1935 вместе с храмом «Во имя всех святых» было снесено. На месте кладбища был открыт парк культуры и отдыха имени Ильича (ныне парк «Преображенский»). Кладбище, на котором помимо художника были похоронены многие известные жители Одессы — младший брат А. С. Пушкина Лев Сергеевич, актриса Вера Холодная, руководитель обороны Одессы генерал-адъютант Д. Е. Остен-Сакен, герой русско-турецкой войны генералФ. Ф. Радецкий, было полностью уничтожено.

Источник:

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Кондаков С. Н. Живописцы. Список русских художников к юбилейному справочнику Императорской Академии Художеств  — СПб: Товарищество Р. Голике и А. Вильборг., 1914. — Т. II.

Минченков Я. Д. Волков Ефим Ефимович. Воспоминания о передвижниках. М: АСТ-Пресс, 2010.

Поделитесь статьей «Николай Корнилиевич Бодаревский» с друзьями:)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Автор: Зайгер

Президент говорит, что я гражданин великой страны; Генерал, что защитник отечества; налоговый инспектор называет налогоплательщиком, а я молчу. Мне повезло жить среди гениев.